Большая техническая энциклопедия
0 1 3 4 9
D V
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Э Ю Я
В- ВА ВВ ВГ ВД ВЕ ВЗ ВИ ВЛ ВН ВО ВП ВР ВС ВТ ВУ ВХ ВЫ

Вульгарная политическая экономия

 
Вульгарная политическая экономия в действительности ве делает ничего иного, как только доктринерски истолковывает, систематизирует и оправдывает представления агентов буржуазного производства, захваченных отношениями этого производства.
Вульгарная политическая экономия в действительности не делает ничего иного, как только доктринерски истолковывает, систематизирует и оправдывает представления агентов буржуазного производства, захваченных отношениями этого производства. Поэтому нас не может удивлять то обстоятельство, что как раз имея дело с отчужденной формой проявления экономических отношений, в которой они prima facie принимают нелепый характер и полны противоречий - а если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня - что именно здесь вульгарная политическая экономия чувствует себя совсем как дома и что эти отношения представляются ей тем более само собой разумеющимися, чем более скрыта в них внутренняя связь, хотя для обыденного представления они кажутся привычными. Поэтому она нисколько не понимает, что триединство, из которого она исходит: земля - рента, капитал - процент, труд - заработная плата или цена труда, есть prima facie три невозможных компонента.
Вульгарная политическая экономия в действительности не делает ничего иного, как только доктринерски истолковывает, систематизирует и оправдывает представления агентов буржуазного производства, захваченных отношениями этого производства.
Вульгарная политическая экономия лсе-го-навсего выражает в доктринерской форме это сознание, по своим мотивам и представлениям находящееся в плену у внешних проявлений капиталистического способа производства. II чем поверхностнее она цепляется за поверхность явлений, всего лишь копируя ее в известном порядке, тем больше она сознает себя согласной с законами природы и далекой от всяких абстрактных мудрствований.
Для вульгарной политической экономии как раз характерно, что то, что на определенной исторической ступени развития было ново, оригинально, глубоко и обоснованно, она повторяет в такое время, когда это плоско, отстало и ложно. Она обнаруживает тем самым, что ей чуждо даже представление о проблемах, занимавших классическую политическую экономию.
Особенностью вульгарной политической экономии является то, что она ничего не создает сама, она получает пищу от классиков, но вместо движения вперед пятится назад, становясь, по мере обострения классовой борьбы, все более и более апологетической.
Для вульгарной политической экономии, стремящейся представить капитал самостоятельным источником стоимости, созидания стоимости, форма эта является, конечно, настоящей находкой, такой формой, в которой уже невозможно узнать источник прибыли и в которой результат капиталистического процесса производства, отделенный от самого процесса, приобретает некое самостоятельное бытие.
Анализ вульгарной политической экономии Маркс дает в XV тетради в связи с разработкой вопроса о доходах и их источниках. Эта ссылка показывает, что Маркс предполагал посвятить критике вульгарной политической экономии специальную главу, которая, однако, не была написана. В XVIII тетради, заканчивая разбор взглядов Годскина, Маркс замечает: Полемику Годскина против теории сбережений рассмотреть в главе о вульгарных экономистах ( стр. Это замечание также свидетельствует о намерении Маркса написать в дальнейшем специальную главу о вульгарной политической экономии. В составленном в январе 1863 года плане третьей части Капитала предпоследняя, 11-я глава носит заголовок Вульгарная политическая экономия ( см. настоящий том, стр.
Основной тезис современной вульгарной политической экономии - доход, созданный в процессе производственной деятельности, равен рыночному объему - был конкретизирован буржуазной статистикой в форме стоимостных показателей сводно-балан-совых таблиц, ставших впоследствии центральным разделом системы национальных счетов.
Отсюда понятно пристрастие вульгарной политической экономии к ссудному капиталу, который является для нее настоящей находкой, такой формой, в которой уже невозможно узнать источник прибыли и в которой результат капиталистического процесса производства, отделенный от самого процесса, приобретает некое самостоятельное бытие ( см. настоящий том, с. Как показывает Маркс, видимость самостоятельности, порождаемая отношением ссуды, есть искаженное отражение движения обособившейся части промышленного капитала, приносящей прибавочную стоимость в виде процента.
Понятно поэтому, почему вульгарная политическая экономия предпочитает формулу: земля - рента, капитал - процент, труд - заработная плата - той формуле, которая для элементов цены ( точнее, для частей, на которые цена распадается) имеется у Смита и других и в которой фигурирует соотношение капитал - прибылью, служащее вообще у всех экономистов-классиков для изображения капиталистического отношения как такового. В прибыли еще содержится стеснительная [ для вульгарной политической экономии ] связь с процессом [ производства ] и более пли менее еще распознаваема истинная природа прибавочной стоимости и капиталистического производства в отличие от их внешнего проявления. Это прекращается, когда процент изображается как в собственном смысле продукт капитала и тем самым другая часть прибавочной стоимости, промышленная прибыль, совершенно исчезает и попадает в категорию заработной платы.
Дюринг основывает непосредственно на теориях вульгарной политической экономии самого худшего сорта. Его социализм имеет ровно такую же ценность, как эта вульгарная политическая экономия: их судьбы неразлучно связаны между собой.
Джевонс считается основателем математической школы вульгарной политической экономии; строя свои рассуждения о категориях политэкономии преимущественно на математической основе, он сводил экономические отношения к чисто количественным пропорциям. Энгельс, который писал, что буржуазия находит всего безопаснее не терпеть совсем никакой науки ( см. К.
Совершенно иначе обстоит дело с вульгарной политической экономией, которая начинает особенно важничать как раз с того момента, когда политическая экономия сама разрушила, расшатала своим анализом свои собственные предпосылки, когда, следовательно, уже существует также и антитеза политической экономии в более или менее экономической, утопической, критической и революционной форме. Ведь развитие политической экономии и порожденной ею самою антитезы идет нога в ногу с реальным развитием присущих капиталистическому производству общественных противоречий и классовых битв. Смита, - от нее отделяется, как особый вид политической экономии, тот элемент в ней, который есть всего лишь воспроизведение явления как представление о нем, - отделяется ее вульгарный элемент. Так, у Сэя мы имеем выделение тех вульгарных представлений, которые там и сям встречаются у А. Смита, отложившееся в виде своеобразной кристаллизации, существующей наряду с А. С появлением Рикардо и с дальнейшим развитием благодаря ему политической экономии получает новую пищу также и вульгарный экономист ( так как сам он ничего не производит), и чем больше политическая экономия достигает своего завершения, чем больше, следовательно, она идет вглубь и развивается как система антагонизма, тем самостоятельнее противостоит ей ее собственный вульгарный элемент, обогащенный тем материалом, который этот вульгарный элемент препарирует на свой лад; пока, наконец, этот вульгарный элемент не находит своего наилучшего выражения в виде учено-синкретпческой и беспринципно-эклектической компиляции.
Капиталист, который кое-что смыслит в вульгарной политической Экономии, скажет, быть может, что он авансировал свои деньги с тем измерением, чтобы сделать из них большее количество денег. Во второй раз его уже не проведут.

Это несовпадение величины стоимости и ее относительного выражения используется вульгарной политической экономией с обычным для нее остроумном. Например: Допустите только, что А падает потому, что В, на которое оно обменивается, повышается, причем, однако, на А затрачивается не меньше труда, чем раньше, и ваш всеобщий принцип стоимости терпит крушение... Раз мы допустили, что стоимость В по отношению к А падает вследствие того, что стоимость А по отношению к В возрастает, то тем самым уничтожается та почва, на которой Рикардо воздвигает свое великое положение, что стоимость товара всегда определяется количеством воплощенного в нем труда.
Это несовпадение величины стоимости и ее относительного выражения используется вульгарной политической экономией с обычным для нее остроумием. Например: Допустите только, что А падает потому, что В, на которое оно обменивается, повышается, причем, однако, на А затрачивается не меньше труда, чем раньше, и ваш всеобщий принцип стоимости терпит крушение... Раз мы допустили, что стоимость В по отношению к А падает вследствие того, что стоимость А по отношению к В возрастает, то тем самым уничтожается та почва, на которой Рикардо воздвигает свое великое положение, что стоимость товара всегда определяется количеством воплощенного в нем труда.
Это несовпадение величины стоимости и ее относительного выражения используется вульгарной политической экономией с обычный для нее остроумием. Например: Допустите только, что А падает потому, что В, на которое оно обменивается, повышается, причем, однако, на А затрачивается не меньше труда, чем раньше, и ваш всеобщий принцип стоимости терпит крушение... Раз мы допустили, что стоимость В по отношению к А падает вследствие того, что стоимость А по отношению к В возрастает, то тем самым уничтожается та почва, на которой Рикардо воздвигает свое великое положение, что стоимость товара всегда определяется количеством воплощенного в нем труда.
Этот элементарный закон, по-видимому, неизвестен господам из лагеря вульгарной политической экономии - они, эти архимеды наоборот, воображают, будто в определении рыночных цен труда спросом и предложением нашли точку опоры, - не для того, чтобы перевернуть мир, а для того, чтобы остановить его.
Этот элементарный закон, по-видимому, неизвестен господам из лагеря вульгарной политической экономии - они, эти архимеды наоборот, воображают, будто в определении рыночных цен труда спросом и предложением нашли точку опоры - не для того, чтобы перевернуть мир, а для того, чтобы остановить его.
Этот влементарный закон, по-видимому, неизвестен господам из лагеря вульгарной политической экономии - они, эти архимеды наоборот, воображают, будто в определении рыночных цен труда спросом и предложением нашли точку опоры, - не для того, чтобы перевернуть мир, а для того, чтобы остановить его.
Этот элементарный закон, по-видимому, неизвестен господам из лагеря вульгарной политической экономии - они, эти архимеды наоборот, воображают, будто в определении рыночных цен труда спросом и предложением нашли точку опоры, - тт не длн того, чтобы иеревернуть мир, а для того, чтобы остановить его.
Другими словами, свой социализм г-н Дюринг основывает непосредственно на теориях вульгарной политической экономии самого худшего сорта. Его социализм имеет ровно такую же ценность, как эта вульгарная политическая экономия: их судьбы неразлучно связаны между собой.
В заключительной части Теорий прибавочной стоимости Маркс вскрывает классовые и гносеологические корни вульгарной политической экономии, подчеркивает существенную разницу между классической и вульгарной политической экономией и остро критикует воззрения вульгарного социализма. В отличие от классической буржуазной политической экономии, которая хочет понять внутреннюю связь целого 3, не смешивая это целое с многообразием форм проявления, вульгарные экономисты обычно воспроизводят поверхностные явления капиталистической действительности.
В заключительной части Теорий прибавочной стоимости Маркс вскрывает классовые н гносеологические корни вульгарной политической экономии, подчеркивает существенную разницу между классической н вульгарной политической экономией и остро критикует воззрения вульгарного социализма.
Но классическая политическая экономия имеет и другую ветвь своего развития, получившую название вульгарной политической экономии.
Конечно, триединая формула доходов и их источников объективно служит апологетике буржуазного строя вульгарной политической экономией, в ней находит отражение теоретическая беспомощность буржуазных экономистов, ярко проявляющаяся в отождествлении сущности и явления. Но эта попытка выдать явление за сущность экономических отношений, как показывает Маркс, находит свое эмпирическое основание в обыденной жизни.
Буржуазная статистика рассматривает национальное богатство, как и прочие сводно-экономические показатели, с позиции вульгарной политической экономии. Под термином богатство нации понимается материализованная или потенциально возможная для материализации величина капитала, способного приносить прибыль.
В составленном в январе 1863 г. плане третьей части Капитала предпоследняя, 11-я глава носит заголовок Вульгарная политическая экономия ( см. К.
Лист ( List), Фридрих ( 1789 - 1846) - немецкий экономист, представитель вульгарной политической экономии; сторонник протекционизма.

Каким образом класс капиталистов в состоянии осуществить это, составляет тайну, строго сохраняемую до сих пор вульгарной политической экономией. Как бы то ни было, мир живет лишь, благодаря самоистязаниям капиталиста, этого современного поклонника Вишну. Итак, уже простая гуманность, очевидно, требует, чтобы капиталист был освобожден от этих мучительных искушений тем же самым способом, каким отмена рабства освободила недавно рабовладельца Георгии от тяжкой дилеммы: прокутить ли в виде шампанского весь прибавочный продукт, выколоченный из негров-рабов, или же часть его снова превратить в добавочное количество негров и земли.
Сой ( Say), Жан Батист ( 1767 - 1832) - французский буржуазный экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Сэй ( Say), Жан Батист ( 1767 - 1832) - французский буржуазный экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Мак-Куллох ( Mac Culloch), Джон Рам-си ( 1789 - 1864) - английский экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Рошер ( Roscher), Вильгельм Георг Фридрих ( 1817 - 1894) - основопо ложник исторической школы вульгарной политической экономии в Германии.
Bailey), Самюэл ( 1791 - 1870) - английский буржуазный экономист и философ; с позиций вульгарной политической экономии выступал против трудовой теории стоимости Рикардо; вместо с тем правильно подметил некоторые противоречия в экономических взглядах Рикаэдо.
Сэй ( Say), Жан Батист ( 1767 - 1832) - французский буржуазный экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Мак-Куллох ( Mac Culloch), Джои Рамсп ( 1789 - 1864) - английский буржуазный экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Мак-Куллох ( Mac Culloch), Джон Рамси ( 1789 - 1864) - английский буржуазный экономист, представитель вульгарной политической экономии.
Виссеринг ( Vissering), Симон ( 1818 - 1888) - голландский буржуазный экономист и статистик, представитель вульгарной политической экономии.
Как Зомбарт, так и Шмидт - знаменитого Лориа я упоминаю при этом лишь мимоходом в качестве забавного экземпляра вульгарной политической экономии - не обращают должного внимания на то, что здесь речь идет не только о чисто логическом процессе, но и об историческом процессе и объясняющем его отражении в мышлении, логическом прослеживании его внутренних связей.
Блок ( Block), Морис ( 1816 - 1901) - французский буржуазный статистик и экономист, представитель вульгарной политической экономии.
 
Loading
на заглавную 10 самыхСловариО сайтеОбратная связь к началу страницы

© 2008 - 2014
словарь online
словарь
одноклассники
XHTML | CSS
Лицензиар ngpedia.ru
1.8.11